« Февраль 2018 »
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28      

Каша из топора Сказка в стихах

Общая

Служба каждого солдата,

На смекалку ту богата.

Как-то летом, в час ночной,

Встал солдатик на постой.

Он и голоден и квёл,

Он с тоской глядит на стол.

Только стол тот чист и пуст,

Над столом тот свет не густ,

А старушка перед ним,

Не парит, как херувим;

Перед ним она, как дуб,

Взгляд её совсем не люб,

Бровки хмурит и сопит,

Жадность в бабушке не спит.

Да солдату дела нет,

До её проблем и бед:

- Я, бабулька, есть хочу,

Хоть ворону проглочу!

Только вижу, хнычь не хнычь,

От тебя не жди кулич!

Врать старушке в самый раз,

Врёт старушка без прикрас:

- Я бедна, солдатик, знай,

Вышел в год неурожай!

Тут, в углах, не пискнет мышь,

В сундуках тех дремлет шиш!

Наш солдат не знал каприз,

Пред старушкой он не кис:

- Вижу сам, что ты бедна,

Бедность тут во всём видна

Но, коль есть в углу топор,

Ни к чему нам разговор.

Кашу, мать, из топора,

Сварим в часик-полтора!

Удивилась бабка, страсть,

Только бабке кур не красть:

"Вижу, ты солдатик хват,

Но простецкий ты солдат!

Угоститься я не прочь,

Сладкой будет эта ночь"!

Был солдат на дело скор,

В чугунок вложил топор,

Вмиг залил его водой

И на печь, в огонь живой.

Улыбался он и цвёл,

Сеть старушке снова плёл:

- Будет кашка славна, мать,

Слов мне в яму не кидать!

Вот прошёл какой-то час,

У солдата вспыхнул глаз.

Взял солдат на пробу вар:

- Ох, какой у нас навар!

Всыпать бы крупы чуток,

Не закрыть бы мне роток!

Ел бы кашу, не бледнел,

На глазах твоих жирел!

Бабка ходом и в сундук,

Не впервой трудить ей рук;

Принесла той гречи в край,

Только делом управляй!

Похвалил её солдат:

- Нам крупы, мать, в аккурат!

Будет, чем заполнить брешь,

Только радуйся и ешь!

Полчаса прошли, что миг,

У солдата время пик:

- Что за прелесть кашка, мать,

Запах кружит, не унять,

А коль вышло каши впрок,

Нам бы маслица шматок

И в ту кашу, в самый жар,

Это будет Божий дар!

Уловила бабка спрос,

Ей решён в момент вопрос.

Чугунок солдат на стол,

Речь он скромную повёл:

- Нам бы ложки, хлеб и соль,

Пальцы тут уж не мусоль,

Открывай пошире рот,

Ложку чёрт не отберёт!

Бабка к полке и назад,

Ложку в руку взял солдат,

Посмотрел на соль и хлеб,

Духом вмиг солдат окреп:

- Вынимать топор не сметь,

Каши вкус уйдёт, заметь!

А топорик чудный, мать,

Грех тебе его терять"!

Бабке радость и не скрыть,

Ей придётся с нею жить:

"Чудный, правда, мой топор,

Просто радует он взор!

Стану я его беречь,

От соседей тех стеречь"!

Ложки знали цепкость рук,

Долго шёл по дому звук,

А потом забрёл к ним сон,

Был цветным и крепким он.

Утром ранним встал солдат,

На старушку бросил взгляд:

- Врать мне, бабка, не с руки,

Будут дни твои легки!

Есть топор и есть дрова,

Руки есть и голова,

Есть крупа и масло есть,

Будет, с чем за стол присесть,

А коль в доме хлеб да соль,

Голод в доме ты не холь.

Бабке он поклон отдал,

Путь с улыбкою верстал,

А старушка вмиг в надзор;

Не дай Бог упрут топор,

Да и думка та при ней;

Не созвать ли в дом гостей?

 

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной

Печатать

Ты даёшь мне ключ от рая...

Общая

Ты даёшь мне ключ от рая?

Дар твой, ангел, не приму,

Мне дороже Русь святая;

Ближе сердцу моему

И поверь мне, здесь пейзажи,

Уж не хуже райских кущ,

Хоть не видел рая даже,

Слов своих я не стыжусь.

Ангел мой взлетел счастливый:

- Прав, однако, ты поэт.

Там, в раю, у нас красиво,

Но таких красот там нет.


Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Александр Синица


Печатать

Фома и чёрт Сказка в стихах

Общая

Про Фому я в этот раз,

Начинаю свой рассказ.

Был Фома по-жизни, прост,

У Фомы достойный рост,

Нос c горбинкой и остёр,

Взгляд открыт и чуть хитёр,

На глазах - чернявый чуб,

Губы - просто нитка губ.

Добрым парнем он прослыл,

Рано в брак Фома вступил;

Нажил с жёнкой пятерых,

Взял ещё детей троих;

Прямо с улицы их взял

И ничуть не горевал.

Только вышел вдруг расклад,

Был Фома ему не рад;

Нет работы, хоть кричи,

По-собачьи хоть рычи!

Скоро шёл Фома тропой,

Разговоры вёл с собой;

Много пройдено дорог,

Не даёт работы Бог!

Сел в лесу Фома на пень:

- Вновь не мой сегодня день!

Век бы чёрта поминал,

Если б он работу дал!

Только высказал он мысль,

Тенью чёрт пред ним завис:

- Вижу ты, Фома, грустишь,

Сам с собою говоришь!

Я тебе работу дам,

Мужику без дела срам!

Разводи огонь скорей,

Супчик мне готовь сытней;

На дровишки свали дубок,

Да добротный,не годок,

И прошу, пошевелись,

Предо мною не срамись!

Слов Фома не говорил,

В лес с верёвкой он убыл,

Стал обвязывать ей дуб,

Был на слово очень скуп;

Стал обвязывать второй,

Ощущал в душе покой.

Вдруг он кинул беглый взгляд,

Стал вязать дубы подряд.

Прибежал в испуге чёрт,

На Фому глаза опёр:

- Что ты делаешь, Фома,

Не сошёл ли ты с ума?!

А Фома в улыбке весь:

- Ты в мои дела не лезь!

Лес хочу за раз я взять,

Что по дереву таскать?!

Славный выйдет, бес, костёр,

И жаркое, из тетёр,

А коль есть один супец,

Скорый ждёт тебя конец!

Чёрт глазёнки округлил,

Взглядом он Фому сверлил.

Дуб столетний вырвал бес,

Шёл по тропке с ним в присест,

На дрова его сломал,

Суп сварил и сам умял.

Чёрт с Фомою рядом лёг,

Мысли он собрал в клубок:

"Ну, работничек, дурак,

Расшибёт свой лоб, за так,

Но спины пред мной не гнёт,

Говорит - во взгляде лёд"!

Чёрт в смятении уснул,

Он не раз во сне всплакнул.

Только зорька над рекой,

Чёрт стоит уж пред Фомой:

- Драться я с тобой хочу,

Это дело оплачу!

Может, трусишь ты, Фома,

Ведь прошу, не задарма?!

Да Фома не дует в ус,

Не такой уж чёрт и туз:

- Если ты сказал всерьёз,

Поддержу я твой запрос!

Чёрт осину обогнул,

На себя её пригнул,

Вмиг у корня надломил,

Пред Фомой он с ней застыл.

Тут Фома стоять не стал,

Он дубину отыскал,

Крепко сжал её в руке,

Слов не прятал в кулаке:

- Нет, так дело не пойдёт,

Там, где драка, там народ;

На полянке есть изба,

В ней сойтись нам, чёрт, судьба!

Чёрт, не смел идти в отказ:

- Огребёшь ты там не раз!

Сам ты подал эту мысль,

Я нашёл в ней только смысл!

В избу чёрт осину внёс,

С ходу он в осину врос;

И ни встать ему, ни сесть,

В ветках чёрт зарылся весь;

И к двери прохода нет,

Чёрт готов держать совет!

Вмиг Фома пред ним возник,

Не срывался он на крик;

Бил бесёнка, не жалел,

Перед ним не костенел!

Как взмолился скоро чёрт:

- В дело ты, Фома, упёрт!

Нужно меру всё же знать,

Коль убьёшь, деньжат не взять!

Пожалел его Фома:

- Я же бил не задарма!

Если б ты мне не платил,

Я б тебя, мой друг, не бил!

Чёрт в испуге том притих:

"Не дурак Фома, он псих!

Это я, видать, дурак,

Дюже он охоч до драк"!

Бес рукою вытер рот,

Голос слабый подаёт:

- Для меня уж не секрет;

На осине веток нет!

Рук со мною не труди,

За водой скорей иди,

У колодца есть ведро,

Полни с верхом ты его,

И спеши, Фома, назад,

Я водичке буду рад!

Не спешил Фома, ничуть,

Двинул он из дома в путь,

У колодца встал столбом,

Он в ведро упёрся лбом;

Не ведро, а чудеса,

Хоть на полку те глаза;

Вёдер так на двадцать пять,

Да Фома не стал скучать.

Он лопату в руки взял,

На ладони поплевал,

Стал вокруг колодца рыть,

Словом дерзким чёрта крыть.

Чёрт не выдержал, бежит,

Зверем раненым рычит:

- Что ты делаешь, Фома,

Ты меня лишаешь сна!

И Фома вдруг стал кричать:

- Мне ведро в позор таскать!

Ты водицы много пьёшь,

Разве всю в ведро возьмёшь?!

Вот колодец взрою весь,

В дом внесу его, как есть!

Пей тогда ты воду, пей,

Упрекать меня не смей!

Чёрт совсем оторопел:

"Вот работник, озверел!

Он не псих, видать, маньяк,

Несть колодец, просто так"!

Чёрт ведро легко поднял,

Долго жажду утолял,

Возвратился снова в дом,

В думке горькой, за столом:

"Расставаться с ним пора,

Не дожить мне до утра!

У меня душа болит,

Дел таких он натворит"!

Вызвал в избу чёрт Фому,

Говорит в сердцах ему:

- Оплачу тебе я труд,

Я не скряга и не плут;

Поработал и домой,

Встреча ждёт тебя с семьёй!

Да Фома не знал каприз,

У Фомы готов сюрприз:

- Расставаться нам нельзя,

Уж привык к работе я!

Тех силёнок, знаешь, в край,

Только чаще запрягай!

Подскочил на месте чёрт:

- Больно ты в делах шустёр!

Расстаёмся и без слёз,

Не питай особых грёз!

Тут Фома улыбку скрыл:

- Ладно, чёрт, уговорил!

Дай мне денег столько, друг,

Чтоб я всех кормил вокруг;

Только знаешь, хошь не хошь,

На хребте ты их попрёшь,

Без обиды, прямиком,

Покажу тебе свой дом,

А иначе не уйду,

Жили мы с тобой в ладу!

Чёрт мешок с деньгами пёр,

Он одну мыслишку тёр:

"Дел с ним больше не меть,

Сам себя загонишь в клеть!

Славный вышел мне урок,

Хорошо, деньжонок впрок"?!

Деньги чёрт в мешке донёс,

У крыльца он вытер нос;

Сбросил с плеч тяжёлый груз,

Язычок держал в прикус.

Вдруг в том доме крик и гам,

Сердце чёрта, пополам:

- Что за крики, а, Фома,

Подозрительно, весьма?!

А Фома ответ даёт:

- Жёнка делает заход!

Дети тоже, слышь, кричат,

Съесть они тебя хотят;

Тех детишек не стреножь,

Чёрт, как блюдо, дюж хорош!

К лесу чёрт бегом рванул,

В беге все пенёчки пнул,

А Фома пустился в пляс,

На мешок взглянул не раз;

Знает, будет в доме бал,

Ведь не зря он так пахал.

 

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной

Печатать

Кот-озорник Сказка в стихах

Общая

Сказка эта, друг, проста,

Сказка эта про кота.

В деревеньке, под горой,

Кот жил в доме озорной.

Только вечер на порог,

Кот вползает в погребок,

В погребке сметанка, сыр,

До утра коту в нём пир!

Так и жил он, не тужил,

Но однажды пойман был.

Изгнан кот из дома вмиг,

Брёл он лесом, напрямик;

Шишки лапою сбивал,

На весь лес седой ворчал:

- Сам себе я господин,

Проживу в лесу один!

Я, конечно, молодец,

Да хозяин мой - глупец!

Я же кот на зависть всем,

Никаких со мной проблем,

Только кушаю с сплю

И мышей тех не ловлю,

А красавец, спору нет,

Хоть пиши с меня портрет;

Ушки, носик, дивный хвост,

Да и вымахал я в рост!

Правда, чуть я толстоват,

Погреб в этом виноват;

Не сметанка бы с сырком,

Был бы стройным я котом!

Вдруг на шаге кот притих,

Там, в кустах, он слышит чих,

Слышит веток жуткий треск,

Кот напрягся в страхе весь!

Слов он больше не бросал,

Шёрстку дыбом приподнял,

Когти выпустил на вид,

Не мяучит кот, рычит;

Зубы крепенькие в ряд,

Глазки углями горят!

Он в кусты глазами врос,

Был готов решить вопрос!

Из кустов тут зайчик, прыг,

Очумел зайчонок вмиг,

Пред котом он стал дрожать,

Дробно зубками стучать:

- Ты-ы-ы какой-то страшный зверь,

Испугался я, поверь,

НЕ видал ещё таких,

Чёрных, толстых, плечевых!

Кот умом своим сверкнул,

Рот в оскале распахнул:

- Я хочу, дружище, есть,

Всех хочу в лесу я съесть!

Днём и ночью аппетит,

Быть голодным мне претит!

А зайчонок, прыг за дуб,

Не жалеет в беге пуп.

Страх зайчонку не унять,

Ветру зайца не догнать!

Кот в улыбке тянет рот,

Никаких коту забот!

Заяц скоро в страхе том,

Ушки спрятал за пеньком;

Слёз ни капли не жалел,

Он едва собой владел.

Подошла к нему лиса,

Щурит жёлтые глаза:

- Что случилось, а, дружок,

Страха чую запашок?!

Заяц травку орощал,

В страхе губы он разжал:

- Там, в лесу, страшенный зверь,

Не видал таких, поверь!

Сам он чёрный и большой,

Когти с метр над головой,

Глазки углями горят,

Зубы крепенькие в ряд,

Дыбом шерсть его стоит,

Он, порой, как лев, рычит,

А посмотрит, прямо жуть,

Лапы только протянуть;

Хочет нас он скушать всех,

Ох, и крепкий зверь орех!

У лисы глаза в разбег:

- Не живать нам, видно, век!

Ну-ка, заяц, дай прилечь,

От себя беду отвлечь!

Появился скоро волк,

Не возьмёт никак он в толк:

"Вот так пара, посмотри,

Хоть букет им подари!

Раньше жили, помню, врозь,

А теперь в друзьях, небось"!

Да лиса в те очи бдит,

Тихо волку говорит:

- Ты пред нами не рядись,

С нами рядышком ложись!

Там, в лесу, страшенный зверь,

Нам, дружище, ты поверь!

Сам он чёрный и большой,

Когти с метр над головой,

Глазки углями горят,

Зубы крепенькие в ряд,

Дыбом шерсть его стоит,

Он, порой, как лев рычит,

А посмотрит, прямо жуть,

Лапы только протянуть;

Хочет нас он скушать всех,

Ох, и крепкий зверь орех!

Так узнал про зверя волк,

Как-то съёжился, замолк,

Рядом с ними он прилёг,

Глаз закрыть уже не смог.

Посетил их и медведь,

От рассказа стал потеть.

Рядом с ними Мишка сел,

Каждый куст глазами ел,

Чрез минуту двинул речь,

Стал словами воздух сечь:

- Эх, подарок вышел нам,

Жить так будет просто срам!

Только выход, правда, есть,

Зверю мы окажем честь;

Пусть выходит завтра в свет,

Мы дадим ему обед;

Подобреет, злость уймёт,

Жизнь опять на круг пойдёт,

Только к зверю я, ни-ни,

Тут про храбрость не свисти.

Вон, ворона, ей и флаг,

На дела она мастак,

А то села у куста,

Это, знаешь, неспроста,

На прослушке уж, как пить,

Языка ей не носить!

А вороне не серчать,

Дай словечко ей сказать:

- Хоть я вас и не люблю,

Всё же вам я подсоблю,

На обед придёт ваш зверь,

Метром мой язык не мерь!

И ворона, без хлопот,

Вмиг наладила полёт;

Оглашает криком лес,

Тучки падают с небес!

Ровно в полдень день согрет,

У зверей готов обед;

На столе том хлеб и дичь,

Подрумяненный кулич,

И супец, и борщечок,

И баранки, и лучок,

И рыбёшка, и компот,

И сметанка есть, и мёд!

У зверей на сердце страх,

Он стоит у них в глазах.

Стала лисонька вдруг ныть:

- Шубки мне уж не носить!

Лучше спрячусь я под куст,

Размыкать не буду уст!

Заяц громко вдруг икнул,

Ушки лапками пригнул,

Враз в густой траве залёг,

Слова вымолвить не мог.

Волк, в стожок скорей полез,

Спрятал глаз трусливый блеск,

И медведь стал в страхе глух,

Он на дереве затух.

Тут с вороной прибыл кот,

Кот умишком не поймёт;

Пуст в округе светлый лес,

Солнце лишь глядит с небес.

Кот на стол в любви взглянул,

Лапой радостно взмахнул,

Стал вдруг прыгать и кричать,

В той траве густой плясать.

Заяц в страхе обомлел,

Из травы орлом взлетел,

Не смыкал он в беге век,

Совершил на куст набег,

И лиса та, за кустом,

В луг рванула, напролом;

Налетела на стожок,

Волчий взгляд лису ожог.

Волк испуг забрал с собой,

Вслед помчался, за лисой.

Понеслись они вдвоём,

Друг за другом, кувырком!

Кот от страха припотел,

Он на дерево взлетел,

Нос медведю разодрал,

Мишка с дерева бежал;

За лисой и волком вслед,

Нёс в словах какой-то бред!

Заяц просто был, как чёрт,

В беге заяц лапы стёр;

У реки он первым был,

Не дышал уж и не жил.

Да и звери те, кто как,

Страх терзает, бедолаг.

Кот на землю скоро слез:

- Что за странный этот лес?!

Все кричат и все бегут,

Видно, счастье все куют!

А ворона та сидит,

Глаз на стол она косит.

Подошёл к вороне кот,

Гладит он себе живот:

- Ты, ворона, не зевай,

Всех зверей к столу сзывай!

Будет лад у нас и пир,

Нужен нам в лесу тут мир!

Собрались все звери в круг,

У зверей в глазах испуг.

Кот с улыбкой говорил,

Доброту в словах он лил:

- Я домашний умный кот,

Вам со мной не знать хлопот!

Будем строить новый дом,

Станем жить все вместе в нём,

А кто хочет жить в кустах,

Воля ваша, ваш и страх.

Месяц вышел за порог,

Дом построен ими в срок,

И нашлась забота всем,

Никаких зверям проблем;

Котик с зайцем рыбаки,

Часто днюют у реки,

А медведь тот, по дрова,

Он в дровах тех - голова.

Волк - смотрящий за костром,

Ночью волк всегда при нём,

А лиса им всем, как мать,

Приготовить, постирать,

А ворона в очи бдит,

Их покой она хранит.

Правда, кот наш, иногда,

К людям ходит без труда.

Кот сметанку ту, крадёт,

Без сметанки он, не кот.

 

Конец

 Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной

Печатать

Заяц и медведь Сказка в стихах

Общая




Заяц жил в лесу и жил,

И особо не тужил,

Он у озера гулял,

Рядом с дубом часто спал.

Как-то в жаркий летний день,

Обнаружил заяц пень,

Нет от дуба и следа,

Впрямь, для зайчика беда.

Пень смолой-слезой истёк,

Плакал горько тот дубок,

На пенёчек заяц сел,

Долго в скорби вдаль глядел,

Не смыкал печальных глаз,

Так и минул целый час.

Захотел зайчонок встать,

Да не может хвост поднять,

В страхе зайчик не дрожал,

Он сидел и рассуждал:

- Как петух попал в ощип,

Крепко я к пеньку прилип!

Да грустить мне ни к чему,

Коль доверюсь я уму!

Тут медведь к реке спешит,

В беге он кусты крушит.

Стал медведь ту воду пить,

Жажду в реченьке топить.

Вдруг услышал Миша ор,

На пенёк он бросил взор;

Заяц лапою махал,

Заяц рот не закрывал:

- Воду ты мою не пей,

И удрать стремись скорей!

День и ночь я тут сижу,

Воду эту сторожу!

Мишка скромно промолчал,

Воду пил он и урчал.

Вновь услышал Мишка крик,

Заяц был и зол, и дик:

- Ты не внял моим словам,

Перцу я тебе задам!

Оторву твой куцый хвост,

Потреплю тебя за нос!

Мишка к зайцу поспешил,

Мишка зайцу говорил:

- Пил я воду здесь всегда,

Это общая вода!

Ты, ж зайчонок, просто шут,

Мне грозишь уж пять минут!

Заяц сил не пожалел,

Мишку лапой он огрел,

Мишка взгляд не воротил,

Зайца за уши схватил,

Сдёрнул вмиг его с пенька,

Нёс словечки свысока:

- Лап ты, заяц, не жалей,

Улепётывай скорей!

Зайцу радость и не скрыть,

Стал он глазками искрить:

- Ой, спасибо тебе, Мишь,

Что ж ты, родненький стоишь?!

Ты на пень, Мишутка, сядь,

Время, знаешь, отдыхать!

Побежал зайчонок в лес,

Чрез минуту в нём исчез.

Мишка зайцу глянул вслед,

Не желал зайчонку бед:

- Ох, намаялся я, жуть,

Отдохну и дальше в путь!

Он на пень тихонько сел,

Скоро страх им овладел;

Не пенёк, а чудеса,

Мишка лапой трёт глаза:

- На пеньке смола рекой,

Я на нём сижу горой.

Как теперь с него мне встать,

Мне хвоста-то, не поднять!

Ох, и заяц, ну, хитрец,

Правда, заяц не наглец,

И умом, видать, богат,

Но и я, зайчонок, хват,

Кто придёт на водопой,

Не забыт он будет мной,

Оседлает вмиг пенёк,

Тут себе я царь и бог!

 

 

Конец


Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Инна Якубсон
Читает: Александр Водяной

Печатать

Песня слышится одинокая...

Общая

Песня слышится одинокая,

Разносит гармонь печаль,

Звезда надо мной далёкая,

И скорбного неба шаль.

Пой, гармонь моя, пой,

Растревожь душу грешную,

Даль безбрежная предо мной,

Манит ещё надеждою.

Помолюсь за себя, убогого,

Пусть рука до боли дрожит,

Серебрится моя дорога,

Да слеза по щеке бежит.


Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Анатолий Шмыдко

Печатать

Ночка по речке бродит...

Общая

Ночка по речке бродит,

Треплет речную гладь,

Месяц тоску наводит,

Смотрит в лесную падь.

Клён у дороги в печали,

Машет седой головой,

Тайной укутаны дали,

Свет от небес неземной.

Сказочно-чудная Русь,

С колками белых берёз.

Тихая нежная грусть,

В свете мерцающих звёзд.


Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Анатолий Шмыдко

Печатать

Поле-полюшко в цветах...

Общая

Поле-полюшко в цветах,

Небо - синь бездонная.

Русь вздремнула на стогах,

Богом бережёная.

Льёт от края и до края

Радость и печаль;

Над цветами, ангел тая,

Обряжает их в сусаль.

Запах мяты и полыни,

Одинокий клён,

И качает нити сини,

Колокольный звон.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Анатолий Шмыдко

Печатать

Журавлиный клин печальный...

Общая

Журавлиный клин печальный

Песню трепетную льёт,

В стороне чужой и дальней,

Лето красное их ждёт,

Разгулялись тучи вольно,

Сеют мелкие дожди,

И грустит в тиши невольно,

Поле, скошенное ржи.

По реке холодный ветер,

Гонит призрачную рябь,

За берёзками в просвете,

По низинам сырь и хлябь,

Ворон хмурый и сердитый,

Примостился на дубок.

Глаз мозолит ядовитый,

Ворон смотрит вдаль дорог.


Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Анатолий Шмыдко

Печатать

Ворон и филин Сказка в стихах

Общая

Ворон с филином не спят,

На сосне в тиши сидят,

С детских лет они друзья,

Их водой разлить нельзя.

Встрепенулся ворон вдруг,

Голос ворона упруг:

- Ох, дружище, не смолчу,

Дай тебя я огорчу!

Страшный ты и неуклюж,

Огрызаться больно дюж,

А глаза, коль в них взглянуть,

В страхе можно утонуть!

Пучишь ты их день и ночь,

Их закрыть тебе невмочь,

И откуда ж ты такой,

Недовольный и смурной?!

Огрызнулся филин вмиг,

Он готов размять язык:

- Под собою рубишь сук,

Видел ты себя, а, друг?!

Твой окрас, ну просто срам,

Не на зависть он бобрам,

А на клюв твой поглядеть,

Сразу можно умереть,

Да и лапы те - беда,

Волочёшь ты их всегда,

И характерец твой жуть,

В голове болота муть!

Ворон как-то приутих,

Глаз не прячет он своих:

- Ты обиды не держи,

Не в злобе я так скажи,

А вот род мой знатный, друг,

Это видно всем вокруг!

Твой же род совсем простой,

Глаз не спрячешь за горой!

Филин в гневе побледнел,

Перед ним он не робел:

- Ты глаза мои не трожь,

Иль до ста не доживёшь!

Род мой знатен и могуч,

Словом ты себя не мучь!

Ворон смех свой не сдержал,

Он пред ним крылом махал:

- Всё-равно не спрячешь глаз,

Весь твой род в них, напоказ!

Филин вдруг пошёл в разнос,

Воротит от друга нос:

- Ты с помойки кости ешь,

Не терплю таких невеж,

И твой знатный славный род,

Всё везде всегда клюёт,

Тащит в дом он всё подряд,

Блёсткам разным будет рад,

И помойка - ваш удел,

Слышать это ты хотел?!

И рванулся филин в бой,

Взгляд у филина чумной,

Да и ворон был не хил,

В бой он с филином вступил,

Гвалт и крики на весь лес,

Драка чудо из чудес,

Пух и перья на ветвях,

Им неведом просто страх,

А когда тот бой затих,

Вдруг исчезла дружба их.

До сих пор они живут,

Взглядом тем друг друга жгут,

Тратят слов своих запас,

Не жалеют крепких фраз.

 

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной

Печатать



Design by JuliettaRose Studio. Powered by Lifetype