Вот сон позавчера.
Я приехал в некую северную страну, город был средний. Тысяч на сто. Холодно. Но вроде не зима, потому что снег днем немного подтаивал, вечером было минус 20. Ну хотя может и зима. Улицы красивые, чистые. Дома такие – средней старины, есть и новые районы.
 Говорили на таком языке, что фиг поймешь.
 Ну, а там были мои товарищи, я ними общался по русски.
 Мы пили водку.
То пойдем в кабак. Играет местное радио. Язык вот все тот же.
Когда я проснулся, я одну песню запомнил, на этом странном языке, даже отдельные слова. Но это – нюансы.

Я где то жил, ну, то ли снимал, но не гостиница. Приходил Алеша. Приглашал бухать. И так во сне описывалось несколько дней – мы выходили вечером. Потом ехали в сауну. Ну там без девок было, просто, парились, бухали, общались.
 И я запомнил одну большую улицу, она разветвлялась, и там была сауна.
Все остальное было из местного колорита. У каждого местного жителя была плюшевая игрушка. Все зверьки были разные, были целые классификации зверьков. Фишка была в обмене – любой житель города мог прийти к другому, постучать в дверь, чуть ли не в любое время, предложить поменяться зверьками. Отказывать было нельзя.
 И вот, какой то знакомый работал на бензоправке. Ну, а я с товарищами праздно шатался. Мы туда зашли. И пришел чувак меняться зверьком. А на заправке на окне тоже был зверек. И я поменялся, а поменяного поставил на окно.
 И там играло местное радио – как раз на этом фиг победимом языке.

 По весне люди проводили время на крышах. Для этого кругом были плоские платформы, рядом со скатами. Спортсмены на крышах качались, и был культ охраны дерева.
Меня познакомили с прокурором по охране культа дерева.
Ну потом уже и всё.


Печатать